Сбор анамнеза при риносинусите

Обновлено: 25.02.2024

Синусит представляет собой воспаление на слизистой оболочке в околоносовых пазухах. Является достаточно частым осложнением перенесенного ОРВИ.

Классификация заболевания синусита

По длительности:

Острый (длится до трех месяцев) в свою очередь подразделяется на:

  • Катаральный (без гноя);
  • Гнойный;
  • Рецидивирующий ( 2-4 повтора острого синусита в рамках одного года).

Хронический (длится от трех месяцев) подразделяется на:

  • Катаральный;
  • Пролиферативный (образуются полипы);
  • Атрофический;
  • Экссудативный (серозный, гнойный).

По месторасположению воспаления:

  • Гайморит (верхнечелюстной) — воспаляется слизистая в верхнечелюстной пазухе;
  • Этмоидит (решетчатый) — воспаление происходит в решетчатой пазухе;
  • Фронтит (лобный) — когда процесс затрагивает лобную пазуху;
  • Сфеноидит (основной) — воспалительные изменения клиновидной пазухи;
  • Полисинусит — одновременное воспаление нескольких пазух;
  • Гемисинусит — воспаление одновременно всех пазух только на одной из сторон;
  • Пансинусит — процесс распространяется на все околоносовые пазухи.

По тяжести течения синусит бывает легкий, средней тяжести и тяжелый.

Факторы развития синусита

  1. Врождённые анатомические проблемы и нарушения носовых структур;
  2. Наличие полипов в воздушных проходах;
  3. Склонность к аллергическим ринитам;
  4. Искривление перегородки полости носа;
  5. Неправильное, несвоевременное или отсутствие лечения ОРВИ.

Симптомы синусита

  • Усиливающиеся с течением времени неприятные ощущения в области носа, в переносице или зоне над глазами;
  • Усиление дискомфорта в вечернее время и снижение в утренние;
  • Болевые ощущения (если воспаление одностороннее, то боль также может проявляться только с одной стороны);
  • Заложенность носа (как правило, с обеих сторон), затрудненное дыхание;
  • Гнусавость голоса;
  • Слизистые или гнойные носовые выделения (при сильной заложенности выделения не проявляются, так как отток из пазухи затруднен).
  • Повышенная температура тела (от 38 градусов). Этот симптом чаще всего наблюдается при гайморите. Хроническое воспаление может протекать и без повышения температуры.

Если вы заметили у себя один или несколько из этих симптомов, рекомендуем вам не откладывать визит к врачу.

Диагностика и лечение синусита

Для постановки диагноза производится сбор анамнеза, проводятся необходимые клинические обследования, в том числе дополнительные (например рентгенография, которая выявляет затемнения в пораженных заболеванием пазухах носа). В обязательном порядке проводится осмотр носовой полости для выявления изменений слизистой.

Лечение синуситов производится в три этапа: устранение инфекции, устранение симптомов и мероприятия, направленные на предотвращение осложнений. Для этого осуществляется дренаж пазух и прописываются антибактериальные медицинские препараты.

Лечение синусита без надзора врача может привести к неблагоприятным для вашего здоровья последствиям. Обратитесь к ЛОРу, чтобы избежать осложнений. Пройти необходимые исследования и курс лечения вы можете в наших медицинских центрах в Ростове-на-Дону и Батайске.

Если имеется в виду прогревание типа УВЧ - тогда можно. Если речь идёт о разных разогревающих мазях - то их применения нежелательно.

Сбор анамнеза при риносинусите

Тщательный сбор анамнеза и внимательный осмотр всегда являлись основой обследования пациента ринологического профиля. Третий элемент диагностики, компьютерная томография, стал ключевым как для оценки распространенности процесса в полости носа и околоносовых пазухах, так и для планирования хирургического лечения.

Перечень основных жалоб приведен ниже. Сегодня наше понимание синуситов простирается дальше трех его основных симптомов (головной боли, затрудненного носового дыхания, слизисто-гнойных выделений из носа). С развитием представлений о единстве респираторного эпителия и анатомической взаимосвязи между околоносовыми пазухами и полостью носа становится ясно, что термин «синусит» является недостаточно точным. Более корректно говорить о «риносинусите» (в этом тексте используются оба термина).

1. Основные клинические критерии риносинусита:
• Лицевая боль
• Тяжесть, чувство давления в лицевой области
• Затруднение носового дыхания
• Гнойные выделения из носа, отекание бесцветной слизи по задней стенке глотки
• Гипосмия, аносмия
• Наличие гноя в полости носа

2. Малые клинические критерии риносинусита:
• Головная боль
• Неприятный запах изо рта
• Утомляемость
• Зубная боль
• Кашель
• Боль, чувство распирания или давления в ушах

Клиническая классификация риносинусита

При планировании лечения крайне важно учитывать длительность заболевания. Долгое время не существовало единого мнения о том, по каким признакам следует разделять острый и хронический риносинусит. Согласно заключению рабочей группы Американской академии отоларингологии, острым считается синусит длительностью до четырех недель, подострым от 4 до 12 недель, хронический — более 12 недель. Наиболее частыми симптомами являются головная боль, боль и ощущение давления в области лица, слизисто-гнойные выделения из носа.

Головная боль часто встречается как при риносинусите, так и при других внутри- и внечерепных заболеваниях. Следует тщательно документировать локализацию головной боли, ее характер, реакцию на предшествующее лечение, временное распределение, а также сопутствующие симптомы. При синуситах боль обычно локализуется около пораженных пазух и смежных структур, например, в области верхних зубов при верхнечелюстном синусите.

Сфеноидит диагностировать порой бывает достаточно сложно, считается, что при поражении клиновидной пазухи боль локализуется в области темени. Боль же в области затылка обычно имеет нейрогенную или интракраниальную сосудистую природу. Головная боль, сопровождающаяся поражением II, III, IV, или V пары черепных нервов может свидетельствовать о развитии такого неотложного состояния как тромбоз кавернозного синуса.

Характер боли важен при дифференциальной диагностике: синусогенные боли чаще бывают ограниченными, в то время как нейрогенные или сосудистые чаще сочетаются с тошнотой, как при мигрени, или зависят от менструального цикла. Диагностика осложняется, если заболевание пазух провоцирует приступ мигрени. Следует обращать внимание на то, чем купируется головная боль: деконгестантами или антибиотиками (при синуситах) или специфическими неврологическими препаратами. Наконец, внимание нужно уделить тому, в какое время суток возникает боль, как она связана с дневной активностью, присутствуют ли другие симптомы, например, зрительная аура при нервно-сосудистых заболеваниях.

Боль в области лица. Пациенты могут по-разному описывать неприятные ощущения и дискомфорт в лицевой области. Лицевая боль является более специфичной для риносинусита, чем головная, особенно если присутствует локальная болезненность при пальпации. Чувство распирания или полноты в околоносовых пазухах и смежных областях возникает, вероятно, из-за невозможности заблокированных соустий выровнять давление между пазухами и окружающей средой.

Слизисто-гнойная ринорея. Передняя или задняя слизисто-гнойная ринорея является одним из главных признаков риносинусита. Как правило, при остром процессе выделения из носа сопровождаются другими симптомами, в то время как при хронической болезни они могут быть единственным ее проявлением. Следует быть внимательным при сборе анамнеза и отличать истинные инфекционные выделения от прозрачного или белесоватого отделяемого, характерного для аллергического ринита.

Предшествующие оперативные вмешательства. Сведения о проводившихся ранее операциях важны для понимания патогенеза текущего заболевания и предотвращения осложнений при повторном вмешательстве. Наиболее частыми причинами неудач оперативного лечения являются:
(1) недостаточный объем операции (например, операция Колдуэлла Люка при сочетанном поражении верхнечелюстной пазухи и клеток решетчатого лабиринта),
(2) неполное восстановление вентиляции пазух (при сохранении воспаленных решетчатых клеток),
(3) некачественное послеоперационное ведение больного,
(4) неспособность хирурга распознать сопутствующую патологию, например, наличие аллергического грибкового синусита, полипоза, аспириновой астмы,
(5) ятрогенный синусит, вызванный нарушением естественных дренажных путей,
(6) идиопатическое заболевание. Осведомленность о предыдущих операциях также помогает избегать осложнений во время ревизионных вмешательств, например, в случае наличия дефектов бумажной пластинки или основания черепа, когда содержимое глазницы или полости черепа пролабирует в околоносовые пазухи. Информация, получаемая от пациентов, может разниться от нечеткого «мне удаляли полипы лет 10 назад» до весьма характерных описаний «после операции на придаточных пазухах меня постоянно беспокоит выделение прозрачной жидкости из носа».

КТ после операции на пазухе носа

Послеоперационная КТ пациента с ятрогенной слепотой во фронтальной проекции.
Имеются двусторонние дефекты в бумажных пластинках и воздух внутри глазницы (стрелки).

Чем больше информации будет доступно хирургу до операции, тем больше шансов, что он выберет правильные методы предоперационной диагностики и назначит необходимые консультации, снизив тем самым риск осложнений.

Хирургические аспекты риносинусита. Перед планированием операции принципиально важно определить, полностью ли исчерпаны возможности медикаментозной терапии. Подходит ли хирургическое лечение данному больному, насколько высока вероятность того, что оно улучшит состояние его здоровья? В хирургическом лечении обычно нуждаются те пациенты, чье состояние не улучшилось после повторных пролонгированных курсов антибиотикотерапии, обычно это один или более препаратов, принимаемых в течение трех недель и более.

Показания подкрепляются увеличением продолжительности, частоты, усилением тяжести или частоты инфекций несмотря на достаточное консервативное лечение. Необходимы последние анализы для подтверждения диагноза. Кроме того, стоит рассматривать и каждый конкретный симптом в отдельности, так как многие из них неспецифичны, как например, головная боль. Другие же, как слизисто-гнойные выделения, наоборот, более характерны для острого или хронического риносинусита. Наличие полипов не всегда свидетельствует о необходимости операции. В то же время полипы, не поддающиеся медикаментозному лечению и вызывающие затруднение носового дыхания, с наличием или отсутствием астматического компонента, следует лечить хирургически.

С другой стороны, планируя оперировать полипоз, стоит уделять внимание наличию непереносимости аспирина, чтобы не пропустить аспириновую астму. Наконец, данные рентгенологических методов обследования должны соответствовать анамнезу и жалобам. Наличие затемнения в пазухах без клиники синусита или без подтверждения опухолевого процесса не может являться показанием к оперативному лечению.

Редактор: Искандер Милевски. Дата обновления публикации: 18.3.2021

Сбор анамнеза при риносинусите

Выбор оптимальной тактики лечения полипозного риносинусита (ПРС) по-прежнему остается актуальным направлением в современной ринологии.

ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ

Разработка комплексного лечебно-диагностического подхода для улучшения контроля за эффективностью и безопасностью применения системных кортикостероидов при лечении ПРС.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ

Обследованы и пролечены 245 пациентов с ПРС. Курс лечения включал 14-дневный прием метилпреднизолона в сочетании с длительным назначением мометазона фуроата интраназально, ирригационной терапией и блокаторами протонной помпы. Из них 57 пациентов с латентным течением полипозно-гнойного риносинусита получали дополнительно короткий курс системной антибактериальной терапии. Эффективность лечения оценивалась субъективно пациентом при анкетировании и объективно по результатам эндоскопического исследования полости носа, компьютерной томографии (КТ) околоносовых пазух и данным передней активной риноманометрии (ПАРМ). Для оценки безопасности системной кортикостероидной терапии использовали электрохемилюминесцентный иммуноанализ изменений концентрации кортизола в сыворотке крови и его свободной фракции в слюне.

РЕЗУЛЬТАТЫ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Комбинированная схема кортикостероидной терапии ПРС является эффективным и безопасным лечением при выполнении динамического мониторинга за изменениями концентраций свободной и связанной форм кортизола в слюне и крови.

ФГБУ «Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт уха, горла, носа и речи» Минздрава России

ФГБУ «Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт уха, горла, носа и речи» Минздрава России

Дата принятия в печать:

Сокращения:

МСКТ — мультиспиральная компьютерная томография

ПГРС — полипозно-гнойный риносинусит

ПРС — полипозный риносинусит

СКТ — системная кортикостероидная терапия

Введение

За последние 10 лет отмечается рост заболеваемости хроническими риносинуситами среди населения [1]. В структуре этой патологии хронический полипозный риносинусит (ПРС) занимает особую позицию. Длительное течение патологического процесса в полости носа и околоносовых пазухах, высокая частота распространения субклинических форм заболевания, рецидивирующий рост полипов способствуют развитию хронической гипоксии, патологии сердечно-сосудистой системы, существенному снижению качества жизни пациентов [2—7]. Согласно ряду наблюдений, ПРС встречается во всех возрастных группах. Ежегодно около 20 млн больных обращаются за медицинской помощью в связи с дебютом или обострением ПРС [8]. Особо тяжелое ПРС отмечается у пациентов с различной врожденной или приобретенной патологией бронхолегочной системы, а также аллергическими реакциями. Присоединение инфекционных агентов у вышеуказанной группы пациентов способствует развитию распространенного поражения верхних и нижних дыхательных путей, что создает значительные трудности при выборе оптимальной тактики ведения больных [8—11].

На сегодняшний день кортикостероиды являются основными препаратами для лечения ПРС, поскольку позволяют воздействовать практически на все известные звенья патогенеза ПРС [12, 13]. При этом предпочтение, как правило, отдается интраназальным кортикостероидам [8, 12, 14]. Системная кортикостероидная терапия (СКТ) используется при лечении ПРС ограниченно в виде монотерапии или в составе комбинированных схем при тяжелом и неконтролируемом течении полипозного процесса и бронхиальной астмы [3, 6, 8, 14]. Лимитированное назначение кортикостероидов обусловлено прежде всего риском развития широкого спектра побочных эффектов [15, 16]. В этой связи обоснованность применения СКТ у больных ПРС должна рассматриваться сразу с двух позиций: объективного обоснования эффективности лечения по отношению к стандартным подходам и осуществления достоверного контроля за безопасностью его проведения [8, 14, 16].

Однако в рутинной практике, как правило, не выполняется объективная функциональная оценка носового дыхания, а диагностика базируется на анализе изменений основных симптомов заболевания, степени распространения полипозного процесса в полости носа и околоносовых пазух по результатам компьютерной томографии и данным эндоскопии, что создает неполное представление о состоянии больного. Следует также отметить, что причинами «стероидофобии» является отсутствие единого диагностического алгоритма по контролю за безопасностью приема системных кортикостероидов [4, 8, 14—16].

Таким образом, для повышения эффективности лечения ПРС и реализации четкого контроля за безопасностью проводимой терапии актуальной является разработка комплексных лечебно-диагностических подходов.

Цель исследования — разработка комплексного лечебно-диагностического подхода для улучшения контроля за эффективностью и безопасностью применения системных кортикостероидов при лечении ПРС и полипозно-гнойного риносинусита (ПГРС).

Материал и методы

На базе ФГБУ «Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт уха, горла, носа и речи» МЗ РФ в период с 2012 по 2017 г. было проведено обследование 245 пациентов с ПРС.

Критерии включения в исследование: возраст старше 18 лет, наличие двустороннего полипозного процесса в полости носа и/или околоносовых пазух, отсутствие непереносимости кортикостероидов, беременности, обострения гнойного процесса, установленных психических расстройств, наркотической зависимости, муковисцидоза, противопоказаний к назначению системных стероидов, а также отсутствие в анамнезе приема системных кортикостероидов за последние 3 мес.

Пациенты были распределены на две группы. В 1-ю группу вошли 188 (100%) пациентов с ПРС без признаков гнойного воспаления, которым назначалась комбинированная схема кортикостероидной терапии: подгруппа 1а — 125 (66,5%) больных без сопутствующей патологии бронхолегочной системы; подгруппа 1б — 63 (33,5%) пациента с бронхиальной астмой. Во 2-ю группу были включены 57 (100%) больных ПГРС вне обострения воспалительного процесса, которым помимо комбинированной схемы кортикостероидной терапии дополнительно назначался короткий курс системной антибактериальной терапии: подгруппа 2а — 30 (52,6%) пациентов без сопутствующей патологии бронхолегочной системы; подгруппа 2б — 27 (47,8%) пациентов с сопутствующей бронхиальной астмой.

Программа обследования до начала лечения включала: сбор жалоб и уточнение данных анамнеза, общий оториноларингологический осмотр.

Основные симптомы заболевания выявляли при помощи анкетирования, оценку степени выраженности последних проводили по разработанной шкале от 0 до 4 баллов: 0 баллов — отсутствие симптомов; 1 балл — легкие симптомы; 2 балла — умеренно выраженные симптомы; 3 балла — выраженные симптомы; 4 балла — значительно выраженные симптомы. Инструментальные методы обследования включали: эндоскопическое исследование полости носа ригидным торцевым эндоскопом системы Hopkins с углом оптики 0° и 30°, мультиспиральную компьютерную томографию (МСКТ) околоносовых пазух на томографе SOMATOM Emotion 16 с последующей реконструкцией полученных изображений в программе Radiant. Степень распространенности полипозного процесса в полости носа и околоносовых пазухах оценивали согласно классификации Г.З. Пискунова и С.З. Пискунова (2002). Объективная оценка дыхательной функции носа выполнялась всем больным, не имеющим перфорации перегородки носа и полной обтурации одного или обоих носовых ходов полипами с использованием комплекса RHINO-SYS на основе анализа показателей передней активной риноманометрии (ПАРМ): суммарного носового сопротивления (сПа/мл в системе СИ) и скорости общего носового потока (мл/с в системе СИ), степень назальной обструкции устанавливалась в соответствии с рекомендациями International Standardization Committee on the Objective Assessment of the Nasal Airway [17]. При этом объективная оценка функции носового дыхания в связи с вышеуказанными критериями была выполнена 201 пациенту (158 больным 1-й группы и 43 — 2-й группы). Электрохемилюминесцентный иммуноанализ ECLIA изменений концентрации связанной формы кортизола в сыворотке крови и свободной фракции гормона в слюне проводился всем пациентам для осуществления контроля за состоянием гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы на фоне приема системного кортикостероида. Забор материалов выполнялся с учетом пиков физиологической секреции кортизола с 8.00 до 10.00 утра по разработанной методике [18].

После реализации плана комплексного обследования пациентам 1-й группы проводился курс консервативного лечения, включающий одновременный прием следующих лекарственных средств:

1) метилпреднизолон — перорально в течение 14 сут, начиная с 40 мг/в сут с постепенным снижением дозировки препарата до поддерживающей, равной 4 мг/сут;

2) мометазона фуроат в виде назального спрея по 400 мкг/сут в каждую половину носа в течение 6 мес;

3) омепразол по 1 капсуле (20 мг) 2 раза в сутки в течение 16 сут для профилактики ульцерогенного действия метилпреднизолона всем больным;

4) ирригационная терапия изотоническими солевыми растворами полости носа — 2—3 раза в сутки в течение 6 мес.

Диета предусматривала низкокалорийное питание, богатое белком, калием, кальцием и бедное натрием.

Больным 2-й группы начиная с 8 сут приема метилпреднизолона дополнительно назначался амоксициллина клавуланат по 875±125 мг 2 раза в сутки в течение 7 сут для предотвращения обострения гнойного процесса в ранние сроки после отмены системной кортикостероидной терапии.

Аналитический и статистический компоненты работы, построение таблиц и графиков осуществлялись с помощью лицензионного программного обеспечения Statistica for Windows, V. 5.5, Microsoft Word 2010 и Microsoft Excel 2010. Значимость тех или иных изменений в одной выборке или различий результатов для разных выборок оценивалась по Т-критерию Стьюдента, для оценки границ разброса параметров использовалась оценка доверительного интервала (ДИ) того распределения, согласно которому в настоящем предположении был распределен данный параметр.

Результаты и обсуждение

Среди пациентов 1-й группы были 109 мужчин, 79 женщин; средний возраст больных составил 46,12±13,99 года. Во 2-ю группу вошли 32 мужчины и 25 женщин; средний возраст пациентов — 42,94±13,93 года. Установленные возрастные особенности подчеркивали преимущественное распространение ПРС и ПГРС среди трудоспособного населения, что имеет важное социальное и экономическое значение. Различия значений среднего возраста мужчин и женщин между группами не имели статистической значимой разницы (p≥0,05).

Анализ результатов МСКТ околоносовых пазух и видеоэндоскопического исследования полости носа по окончании курса лечения выявил в 1-й группе удовлетворительную пневматизацию околоносовых пазух у 27 (14,4%) пациентов, I стадию поражения полипозным процессом полости носа и околоносовых пазух у 63 (33,5%) больных, единичные полипы в верхнечелюстных пазухах и клетках решетчатого лабиринта (II стадия) были обнаружены у 53 (28,2%) пациентов, поражение околоносовой пазухи на 2/3 ее объема и полости носа (III стадия) было выявлено у 30 (16,0%) больных. Отсутствие динамики по результатам МСКТ околоносовых пазух было установлено у 15 (8,0%) больных, что было обусловлено прежде всего наличием фиброзных полипов в полости носа.

Во 2-й группе через 6 мес от начала лечения удовлетворительная пневматизация околоносовых пазух наблюдалась у 15 (26,3%) пациентов, I стадия поражения полипозным процессом полости носа и околоносовых пазух — у 11 (19,3%) больных, II стадия была определена у 25 (43,9%) пациентов, III стадия — у 3 (5,3%) обследованных. Отсутствие динамики по данным МСКТ околоносовых пазух отмечалось у 3 (5,3%) больных.

По результатам ПАРМ в обеих группах исследования отмечалось увеличение числа пациентов с объективным улучшением дыхательной функции носа. При этом среди обследуемых 1-й группы было отмечено увеличение числа пациентов (на 34,3%) с отсутствием нарушения носового дыхания, сокращение (на 11,4%) числа больных с умеренной степенью обструкции и значительное снижение (на 55,8%) числа пациентов, имеющих выраженную степень нарушения носового дыхания. Во 2-й группе в большей степени определялись увеличение числа больных (на 27,9%) со слабой степенью назальной обструкции и снижение (на 37,2%) распространения среди пациентов выраженного нарушения носового дыхания (см. табл. 1, рисунок). Следует отметить, что у 7 (53,8%) пациентов 1-й группы и у 6 (60,0%) больных 2-й группы с сохраняющейся после лечения объективной выраженной степенью нарушения носового дыхания субъективно отмечалось заметное улучшение носового дыхания, что указывает на недооценку пациентами нарушений носового дыхания в связи с постепенным и длительным течением полипозного процесса.

Таблица 1. Динамика изменений функции носового дыхания у пациентов через 6 мес после курса лечения

Риносинусит в детском возрасте


Это основное заболевание, которое составляет до 30% всех недугов, поражающих верхние дыхательные пути.

В 95% случаев риносинусит является последствием ОРЗ(острое респираторное заболевание), тем не менее лишь 2% составляют бактериальные синуситы. Поэтому сезонный характер распространения совпадает с общей заболеваемостью ОРЗ на данной территории.

Классификация

Так как риносинусит является заболеванием, при котором важно поражение не столько носа, сколько околоносовых пазух, он делится на несколько форм в зависимости от локализации:

  • Этмоидит (поражение решетчатых пазух носа);
  • Гайморит (поражение верхнечелюстных пазух);
  • Фронтит (поражение лобных пазух носа);
  • Сфеноидит (поражение клиновидных пазух носа)

Также различают катаральную и гнойную формы; катаральный риносинусит проявляется острым отёком слизистой оболочки полости носа без образования секрета. А гнойная разновидность болезни отличается накоплением гноя в пазухах носа, ухудшением состояния ребёнка, присоединением интенсивной головной боли.

По продолжительности и частоте заболевания:

Острая форма. Симптомы риносинусита появляются остро и сохраняются до 30 дней;

Подострая форма. Заболевание длится от одного до трёх месяцев, симптомы полностью исчезают после выздоровления;

Рецидивирующая форма. Эпизоды острой формы риносинусита 4 раза в год с протяжённостью симптомов более чем 10 дней, при их полном отсутствии между обострениями;

Хроническая форма. Клинические проявления риносинусита длительностью более чем 3 месяца.

Риносинусит может быть вызван как вирусами (результат не леченого ОРЗ), так и бактериальной микрофлорой:

Вирусы

  • Риновирус
  • Вирусы гриппа и парагриппа
  • Аденовирус

Бактерии (наиболее частые представители)

  • Streptococcus pneumonia
  • Haemophilus influenzae
  • Moraxella catarrhalis
  • Иногда золотистый стафилококк

В детском возрасте помимо возбудителей важную роль играют факторы риска, наличие которых увеличивает вероятность развития риносинусита:

  • Деформация носовой перегородки, аденоиды, гипертрофический ринит – все эти факторы нарушают очищение носа от слизи;
  • Частое и интенсивное сморкание;
  • Грибковые инфекции. В случаях бесконтрольного применения антибактериальных средств;
  • Аллергический ринит;
  • Бронхиальная астма;
  • Ослабленный иммунитет;
  • Хроническое воспаление пазух носа;
  • Неблагоприятные экологические факторы.

Симптомы

Выраженность и наличие определенных симптомов может помочь определить степень тяжести риносинусита у ребенка и подобрать лечение.

Для легких форм больше характерны местные проявления:

  • затруднение носового дыхания
  • выделения из носа белого, желтого, зеленого цвета( в последних двух случаях они имеют гнойный характер)
  • изменение тембра голоса – он становится гнусавым
  • нарушение обоняния
  • незначительная головная боль в области лба (при поражении гайморовых пазух)

В этом случае температура тела незначительно повышена, или даже остается в пределах нормы.

При средней тяжести и тяжелом остром риносинусите у детей отмечается:

  • температура (38°С и выше)
  • интенсивная головная боль
  • отек век
  • отечность мягких тканей лица

При плохо леченом синусите болезнь переходит в хроническую форму. Возможно развитие внутричерепных осложнений.

Диагностика риносинусита

Большое значение в диагностике риносинусита у детей имеет сбор анамнеза, особенно обращает на себя внимание недавно перенесенное ОРЗ. Сюда же входят характерные жалобы ребенка(см. выше).

Одним из часто используемых методов является передняя риноскопия, она позволяет обнаружить патологическое отделяемое в области отверстий околоносовых пазух.

Эндоскопическое исследование полости носа.

Этот неинвазивный метод требует минимума времени и безболезненно переносится пациентом. Он позволяет тщательнее и глубже оценить состояние верхних дыхательных путей, также необходим в спорных случаях.

Рентгенография

Выполняется в носо-подбородочной проекции, дополнительно исследование может быть проведено в носо-лобной и боковой проекциях для уточнения состояния лобной и клиновидной пазух. В типичной ситуации выявляется утолщенная слизистая оболочка пазух носа, горизонтальный уровень жидкости или тотальное снижение пневматизации.

Компьютерная томография (КТ)

КТ является наиболее информативным методом и становится «золотым стандартом» исследования околоносовых пазух. Однако этот метод не применяется рутинно в диагностике риносинусита.

Бактериологическое исследование

Содержимое пораженной пазухи исследуется под микроскопом для определения вида бактерий, но часто риносинусит может являться последствием вирусной инфекции, поэтому к данному исследованию прибегают только в тяжелых случаях и при неэффективности антибактериальной терапии.

Лечение риносинусита

Лекарственная терапия риносинусита включает в себя следующие группы препаратов:

  • сосудосуживающие капли и спреи
  • назальные спреи с антибиотиками (полидекс, изофра)
  • антибиотики системного действия - лечению антибиотиками подлежат далеко не все формы синуситов, а только их среднетяжелые и тяжелые формы. Лечение проводится под строгим контролем врача.
  • нестероидные противовоспалительные препараты (для снятия симптомов интоксикации)
  • муколитики
  • комплексные растительные препараты (например, Синупрет)

Обязательно для увеличения эффективности выше указанных средств необходимо промывание и очищение носовых ходов от слизи и гноя.

Лечение в клинике «Дункан» преследует следующие цели:

Снятие отёка слизистой оболочки путем применения противоотёчных средств, физиотерапии, магнитотерапии.

Удаление патологического содержимого из пазух – с этой целью проводится промывание носа.

Своевременное назначение антибиотиков при гнойных воспалениях.

С целью подавления аллергических факторов подбирается соответствующая медикаментозная терапия.

Хронический риносинусит у взрослых больных муковисцидозом: клинические проявления и подходы к лечению

Хронический риносинусит (ХРС) с полипами носа (ПН) или без таковых распространен среди взрослых больных муковисцидозом (МВ) в 90–100 % случаев. Околоносовые пазухи (ОНП) являются резервуаром хронической инфекции, что отрицательно сказывается на общем состоянии и прогнозе у пациентов с МВ. При этом методы лечения ХРС у больных этой категории в мире определены недостаточно.

Целью настоящего исследования явилось определение распространенности ХРС с ПН или без таковых среди взрослых пациентов с МВ в России, изучение особенностей течения ХРС, выработка оптимальной тактики лечения.

Материалы и методы. Изучение структуры оториноларингологической патологии выполнялось на выборке пациентов (n = 348) – граждан Российской Федерации (осмотр, опрос, компьютерная томография (КТ) пазух носа и аудиометрия по показаниям). Изучение ХРС производилось у пациентов (n = 28) с ХРС с ПН II степени с обеих сторон; больные были распределены на 2 равные группы. В обеих группах проведены эндоскопический осмотр, сбор анамнеза и жалоб при помощи опросника SNOT-20, КТ ОНП, риноманометрия, микробиологическое исследование мокроты и образцов из ОНП (полученных при пункции или интраоперационно), спирометрия, лабораторное исследование воспалительных маркеров в периферической крови). В 1-й группе (n = 14) выполнена эндоскопическая полисинусотомия, во 2-й – только консервативное лечение. Больные 1-й и 2-й групп получали консервативное лечение в течение 6 мес. (мометазон в полость носа, ингаляции муколитических и антибактериальных препаратов в область пазух носа через PARI SinusTM). Оценены результаты обследования до и после лечения, частота обострений легочной патологии.

Результаты. У больных обеих групп выявлено уменьшение жалоб пациентов, достоверное улучшение показателей КТ, риноманометрии, эндоскопической картины. В группе хирургического лечения отмечена более высокая положительная динамика перечисленных показателей. Понижение степени инфицирования патогенной флорой пазух носа и частоты обострений легочной патологии, повышение сатурации периферической крови кислородом и понижение достигнуто только у больных 1-й группы. Лечение ХРС не оказало значимого влияния на показатели спирометрии, микробный состав мокроты и уровень маркеров воспаления в периферической крови.

Заключение. Эндоскопическая полисинустотомия с последующей муколитической и антибактериальной терапией области пазух носа является эффективным и хорошо переносимым методом лечения ХРС для взрослых больных МВ.

Ключевые слова

Об авторах

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М.Сеченова» Министерства здравоохранения Российской Федерации (Сеченовский Университет) Федеральное государственное бюджетное учреждение «Научно-исследовательский институт пульмонологии» Федерального медико-биологического агентства
Россия

аспирант кафедры болезней уха, горла и носа, 119991, Москва, ул. Трубецкая, 8, стр. 2;

научный сотрудник Центра муковисцидоза, 115682, Москва, Ореховый бульвар, 28

Федеральное государственное бюджетное учреждение «Научно-исследовательский институт пульмонологии» Федерального медико-биологического агентства
Россия

к. м. н., заведующая лабораторией муковисцидоза,

115682, Москва, Ореховый бульвар, 28

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М.Сеченова» Министерства здравоохранения Российской Федерации (Сеченовский Университет)
Россия

д. м. н., профессор, директор клиники болезней уха, горла и носа Университетской клинической больницы № 1, заведующий кафедрой болезней уха, горла и носа, главный внештатный оториноларинголог Центрального федерального округа России,

119991, Москва, ул. Трубецкая, 8, стр. 2

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М.Сеченова» Министерства здравоохранения Российской Федерации (Сеченовский Университет)
Россия

к. м. н., доцент кафедры клиники болезней уха, горла и носа Университетской клинической больницы № 1,

119991, Москва, ул. Трубецкая, 8, стр. 2

Федеральное государственное бюджетное учреждение «Научно-исследовательский институт пульмонологии» Федерального медико-биологического агентства
Россия

к. м. н., старший научный сотрудник лаборатории муковисцидоза,

115682, Москва, Ореховый бульвар, 28

Федеральное государственное бюджетное учреждение «Научно-исследовательский институт пульмонологии» Федерального медико-биологического агентства
Россия

научный сотрудник лаборатории муковисцидоза,

115682, Москва, Ореховый бульвар, 28

Государственное бюджетное учреждение здравоохранения города Москвы «Городская клиническая больница № 15 им. О.М.Филатова» Департамента здравоохранения города Москвы
Россия

к. м. н., заведующая бактериологической лабораторией,

111539, Москва, ул. Вешняковская, 23

Федеральное государственное бюджетное учреждение «Национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии имени почетного академика Н.Ф.Гамалеи» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

д. м. н., профессор, ведущий научный сотрудник лаборатории молекулярной эпидемиологии госпитальных инфекций,

123098, Москва, ул. Гамалеи, 18

Федеральное государственное бюджетное учреждение «Национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии имени почетного академика Н.Ф.Гамалеи» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

д. м. н., научный сотрудник лаборатории молекулярной эпидемиологии госпитальных инфекций,

123098, Москва, ул. Гамалеи, 18

Федеральное государственное бюджетное учреждение «Национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии имени почетного академика Н.Ф.Гамалеи» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

д. м. н., профессор, заведующий лабораторией молекулярной эпидемиологии госпитальных инфекций,

123098, Москва, ул. Гамалеи, 18

Список литературы

1. Амелина Е.Л., Красовский С.А., Афанасьева М.В. и др. Повышение качества пульмонологической помощи пациентам с муковисцидозом. Поликлиника. 2019; 1 (2): 34–40.

2. Castellani C., Duff A.J.A., Bell S.C. et al. ECFS best practice guidelines: the 2018 revision. J. Cyst. Fibros. 2018; 17 (2): 153–178. DOI: 10.1016/j.jcf.2018.02.006.

3. Hamilos D.L. Nasal and sinus problems in cystic fibrosis patients. In: Bachert C., Bourdin A., Chanez P., eds. The Nose and Sinuses in Respiratory Disorders. Sheffield: European Respiratory Society; 2017: 48–66.

4. Kang S.H., Dalcin P. de T., Piltcher O.B., Migliavacca R. de O. Chronic rhinosinusitis and nasal polyposis in cystic fibrosis: update on diagnosis and treatment. J. Bras. Pneumol. 2015; 41 (1): 65–76. DOI: 10.1590/S1806-37132015000100009.

5. Красовский С.А., Черняк А.В., Воронкова А.Ю. и др. (ред.). Регистр больных муковисцидозом в Российской Федерации. 2016 год. М.: Медпрактика-М; 2018.

7. Кондратьева Е.И., Каширская Н.Ю., Капранов Н.И. (ред.). Муковисцидоз: определение, диагностические критерии, терапия: Национальный консенсус. М.: Боргес; 2016.

8. Babinski D., Trawinska-Bartnicka M. Rhinosinusitis in cystic fibrosis: not a simple story. Int. J. Pediatr. Otorhino laryngol. 2008; 72 (5): 619–624. DOI: 10.1016/j.ijporl.2008.01.010.

9. Sobin L., Kawai K., Irace A. L. et al. Microbiology of the upper and lower airways in pediatric cystic fibrosis patients. Arch. Otolaryngol. Head. Neck. Surg. 2017; 157 (2): 302–308. DOI: 10.1177/0194599817702332.

10. Lavin J., Bhushan B., Schroeder J.W. Correlation between respiratory cultures and sinus cultures in children with cystic fibrosis. Int. J. Pediatr. Otorhinolaryngol. 2013; 77 (5): 686–689. DOI: 10.1016/j.ijporl.2013.01.018.

11. Геппе Н.А., Малявина У.С., Дронов И.А. и др. Новая технология лечения риносинуситов у детей. Доктор.Ру. 2010; 1 (52): 7–10.

12. Rickert S., Banuchi V.E., Germana J.D. at al. Cystic fibrosis and endoscopic sinus surgery: relationship between nasal polyposis and likelihood of revision endoscopic sinus surgery in patients with cystic fibrosis. Arch. Otolaryngol. Head. Neck. Surg. 2010; 136 (10): 988–992. DOI: 10.1001/archoto.2010.162.

13. Suh J.D., Kennedy D.W. Treatment options for chronic rhinosinusitis. Proc. Am. Thorac. Soc. 2011; 8 (1): 132–140. DOI: 10. 1513/pats.201003-028RN.

14. Bock J.M., Schien M., Fischer C. et al. Importance to question sinonasal symptoms and to perform rhinoscopy and rhinomanometry in cystic fibrosis patients. Pediatr. Pulmonol. 2017; 52 (2): 167–174. DOI: 10.1002/ppul.23613.

15. Berkhout M.C., van Velzen A.J., Touw D.J. et al. Systemic absorption of nasally administered tobramycin and colistin in patients with cystic fibrosis. J. Antimicrob. Chemother. 2014; 69 (11): 3112–3115. DOI: 10.1093/jac/dku239.

16. Di Cicco M., Alicandro G., Claut L. et al. Efficacy and tolerability of a new nasal spray formulation containing hyaluronate and tobramycin in cystic fibrosis patients with bacterial rhinosinusitis. J. Cyst. Fibros. 2014; 13 (4): 455–460. DOI: 10.1016/j.jcf.2014.02.006.

17. Mainz J.G., Schädlich K., Schien C. et al. Sinonasal inhalation of tobramycin vibrating aerosol in cystic fibrosis patients with upper airway Pseudomonas aeruginosa colonization: results of a randomized, double-blind, placebo-controlled pilot study. Drug Des. Devel. Ther. 2014; 8: 209–217. DOI: 10.2147/DDDT.S54064.

Рецензия

При поддержке: Публикация осуществлена при поддержке компании ООО «ПАРИ синергия в медицине» (Россия) в соответствии с внутренними политиками общества и действующим законодательством Российской Федерации. ООО «ПАРИ синергия в медицине», его работники либо представители не принимали участия в написании настоящей статьи, не несут ответственности за содержание статьи, а также не несут ответственности за любые возможные относящиеся к данной статье договоренности либо финансовые соглашения с любыми третьими лицами. Мнение ООО «ПАРИ синергия в медицине может отличаться от мнения автора статьи и редакции.

Читайте также: